Бог держит слово, а мы нет

Когда кто-то с кем-то о чем-то договаривается, всегда встает вопрос, будет ли этот договор выполнен. Писатель Алексей Пантелеев написал рассказ о том, как мальчик дал честное слово и сдержал его. Этот мальчик рассказал писателю, что он сидел на скамейке, «а тут какие-то большие ребята подходят и говорят:
«Хочешь играть в войну?» Я говорю: «Хочу». Стали играть, мне говорят: «Ты сержант». Один большой мальчик… он маршал был… он привел меня сюда и говорит: «Тут у нас пороховой склад – в этой будке. А ты будешь часовой… Стой здесь, пока я тебя не сменю». Я говорю: «Хорошо». А он говорит: «Дай честное слово, что не уйдешь…» – Ну, я и сказал: «Честное слово – не уйду».

– Ну и что?
–Ну и вот. Стою-стою, а они не идут.
– Так, – улыбнулся я. – А давно они тебя сюда поставили?
– Еще светло было.
– Так где же они?
Мальчик опять тяжело вздохнул и сказал:
– Я думаю, – они ушли.
– Как ушли?
– Забыли.
– Так чего ж ты тогда стоишь?
– Я честное слово дал…» (А. Пантелеев. Честное слово)

 Можно дать «обещание служить Богу в доброй совести», но обещания ценны не ими самими, а их исполнением. А вот с исполнением дело у нас обстоит не очень. И сказано в Писании: «Лучше тебе не обещать, нежели обещать и не исполнить»(Еккл. 5:4). Если верить Слову Божьему, «не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут»(Рим. 2:13). Как мы поняли из 2-й главы Послания к римлянам, исполнителями Божьих заповедей нельзя было считать ни иудеев, ни язычников, то есть, если передать это сегодняшними категориями, ни людей, относящихся к верующим, ни людей, связью с церковью не отягощенных. А мальчик у Пантелеева не только честное слово сказал, но и с поста не ушел. А где же наше служение Богу в доброй совести? Если совесть есть, то на ней много чего есть, Божьим заповедям не соответствующего.

Возникает логический вопрос: чего стоит обещание, не подтвержденное делами? Павел задает такой вопрос: «Если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию?» (Рим. 3:3) К примеру, неверность в супружеской жизни фактически брак аннулирует. Как же обстоит дело с неверностью людей Богу (в случае Павла – иудеев и язычников, в нашем случае – связанных и не связанных с церковью.

Павел на этот вопрос дает однозначный ответ: «Никак» (Рим. 3:4).О его аргументах чуть позже, а пока приведем житейский пример того, как неверность одних не уничтожает верности других. Дети неверны своим обещаниям, дают их и не исполняют (поступая в полном соответствии с мнением ирландского писателя: «Обещания даются только затем, чтобы их нарушать» (Д. Свифт. Полное собрание благородных и остроумных бесед)).

Дети не слушаются родителей, но это совершенно не значит, что родители перестают о них заботиться, сохранять свою верность.

Вот и Бог тоже наш родитель, а мы его дети, дети, нужно честно признать, непослушные и непокорные. И наша неверность Божью верность не уничтожит.

Павел говорит: «Бог верен, а всякий человек лжив, как написано: «Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем» (Рим. 3:4).

Цитата взята из 50-го псалма. Там эти слова в Синодальном переводе звучат так: «Тебе, Тебе единому согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал, так что Ты праведен в приговоре Твоем и чист в суде Твоем» (Пс. 50:6). Это говорит Давид, «когда приходил к нему пророк Нафан, после того, как Давид вошел к Вирсавии» (Пс. 50:2).

Слова разные («приговор» – «слова», «победишь»– «чист»), но смысл, по большому счету, один: никак неверность наша не уничтожит верность Божью.

Для человека дать честное слово и не исполнить его – дело не удивительное. Потому и написал Пантелеев рассказ про мальчика, не ушедшего с поста, на котором он дал честное слово стоять, что это был случай необычный. Для Бога же быть верным словам Своим – обычно, Он иначе не может. «…У Бога не останется бессильным никакое слово»(Лк. 1:37).

И для нас великая радость, что наша неверность не может уничтожить верность Божью, что Бог послал ради нашего спасения Сына Своего. Если бы наша неверность могла уничтожить верность Божью, у нас шансов не было бы. Будь мы из семьи верующих или неверующих.