Благовествовать тем, чья вера возвещается

Апостол Павел писал послание христианам в Рим. И в начале послания он представляется. Когда мы пишем незнакомым людям, то сообщаем о себе самое главное, чтобы они знали, с кем имеют дело: с начальником бани, например.
Люди кого-то замечают, а кого-то нет: кто у них просто жена такого-то, типа бесплатное приложение к кому-то, достойному внимания. А нам очень хочется, чтобы нас уважали самих по себе, очень хочется, чтобы сказали «всем там вельможам разным, сенаторам и адмиралам, что вот живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский» (Н. В. Гоголь.Ревизор). Или Иван Иванович Иванов. Нам с детства знакомы слова: «Он уважать себя заставил…» (А. С. Пушкин. Евгений Онегин). И мы бы тоже хотели уважать себя заставить, только чтоб не занемогать не в шутку.

Но у Павла другая цель – он не добивается уважения. Или, можно сказать, он стремится к уважению на века, «к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп. 3:14). И Павел представляется так: «Павел, раб Иисуса Христа, призванный Апостол, избранный к благовестию Божию…» (Рим. 1:1). Мы представляемся круче: если даже и «раб Иисуса Христа», то выпускник семинарии такой-то или пастор (член братского совета) церкви такой-то. А Павел семинарий не заканчивал, но была у него встреча с Христом на дороге в Дамаск, которая и дала ему основания представляться именно так: раб, апостол, призванный к благовестию. Бог действительно призвал его к благовестию, сказал о Павле: «…Он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое перед народами и царями и сынами Израилевыми» (Деян. 9:15).

«…Перед народами и царями и сынами Израилевыми». И вот Павел пишет сынам Израилевым в Рим (толкователи считают, что церковь в Риме основали вернувшиеся с дня Пятидесятницы в Иерусалиме). И в самом начале своего послания благовествует (он же был к этому избран): «…которое [благовестие] Бог прежде обещал через пророков Своих, в святых писаниях,  о Сыне Своем, Который родился от семени Давидова по плоти и открылся Сыном Божиим в силе, по духу святыни, через воскресение из мертвых, о Иисусе Христе Господе нашем, через Которого мы получили благодать и апостольство, чтобы во имя Его покорять вере все народы» (Рим. 2:1-5).

И что очень интересно отметить, так это то, что Павел иначе, чем мы, понимает слова «все народы», У него «все» включает в себя и римских христиан. У нас – только неверующих. Себя и соседей по церковной скамье мы в число тех, кого нужно «покорять вере», не зачисляем. А зря…

Павел тоже благодарит Бога «через Иисуса Христа за всех [римских христиан], что вера [их] возвещается во всем мире» (Рим. 1:8). Но при этом однозначно говорит:

«Итак, что до меня, я готов благовествовать и вам, находящимся в Риме» (Рим. 1:15). И вряд ли он имеет в виду только неверующих римлян. С этим не стыкуется уже слово «вам». И многое другое не стыкуется.

Мы, в отличие от Павла, четко разделяем людей на тех, кому мы благовествовать готовы, а кому нет. Тем, кто в воскресенье занимает места в церкви, мы благовествовать не готовы. Благовествовать, по нашему мнению, нужно тем, кто в воскресное утро направляется в другие места. Чтобы они направлялись в церковь. Павел же «готов благовествовать» тем, чья вера  «возвещается во всем мире».

Не знаю, как кому, а мне кажется, что это достойный подражания пример. Столько людей в воскресенье занимают места в церкви, которым нужно бы благовествовать. Да и самому себе порой охота поблаговествовать.

А если охота себе поблаговествовать, то Послание к римлянам весьма подходящая для этого книга. С самого начала.